Антон Мороз: «Я не думаю, что мнение Дмитрия Козака о саморегулировании в строительстве изменилось резко в отрицательную сторону»

Интервью Антона Мороза для СРО-портала.

moroz2

СРО-портал подводит итоги 2015 года. Мы попросили рассказать Антона Мороза, председателя Совета НП «Балтийское объединение проектировщиков» (НП «БОП»), вице-президента СПБ ТПП, члена Совета НОПРИЗ, о том, каким был 2015 год для саморегулирования в строительстве и высказать мнение о будоражащем строительное сообщество «протоколе Козака»:

— Я не думаю, что мнение Дмитрия Козака о саморегулировании в строительстве изменилось резко в отрицательную сторону. Скорее, отраженные в протоколе совещания решения говорят о том, что саморегулирование в строительстве должно БЫТЬ. Акцент вице-премьером сделан на повышение уровня ответственности, который должен быть несколько более детализирован и по-другому описан.

Безусловно, прошедший год был непростой. Что скрывать, общее состояние строительной отрасли тяжелое. Многие надежды возлагались на систему самоочищения, которая до конца не сработала по ряду причин. Где-то, может быть, слишком мягко подошли к решению этого вопроса, где-то слишком жестко. Но по факту, с точки зрения своего функционала, система саморегулирования свои обязанности выполняет. Первое: она выдает допуски организациям и обеспечивает им право доступа на рынок. Второе, соответственно, обеспечивает безопасность производства работ этими организациями в области проектирования, инженерных изысканий и строительства.

К слову, часто оперируют следующим фактом: приводят как отрицательную статистику отсутствие выплат из компенсационного фонда. Я же считаю, что эта статистика положительная. Если из компфонда выплат не происходит, а у нас сейчас огромное количество критериев, по которым они могли бы происходить, то это либо организации работают хорошо, к ним нет претензий, либо существует некий механизм, который помогает реализовывать ответственность, не доводя до выплат из компфонда. Я знаю, что страховые компании выплаты производили, значит, этот механизм работает.

Другое дело, что государство хочет видеть финансовую ответственность за определенные процессы, связанные с исполнением госконтрактов. Проблема изменения стоимостных показателей и сроков стояла как в Советском Союзе, так и в Российской Федерации. К сожалению, объекты никогда вовремя не сдавались и поэтапно по порядку не вводились. Но это системный вопрос, и если им озадачиться, то его, я думаю, даже эту практику можно переломать.

Мы, на самом деле, ответственности не боимся, мы просто хотим понимать, за что отвечаем, и какие обязанности и права при этом имеем.

Вице-премьер, который отвечает за все государственные стройки страны, хочет, чтобы ответственность за выполнение госзаказа была усилена. И это понятно и правильно. Эта позиция вовсе не изменяет Градкодекс РФ, в рамках которого работать имеют право только организации, являющиеся членами СРО. А вот кого допускать к исполнению госконрактов на огромные суммы государственных средств – действительно является большой проблемой для отрасли. Просто переложить ответственность, не дав никаких прав, наверное, неправильно. Данный вопрос надо доработать, чем в настоящее время и занимаются НОСТРОЙ, НОПРИЗ и Минстрой России.

— Что будет, если будут сокращены виды работ, на которые выдаются допуски?

— Я бы не стал так однозначно толковать протокол состоявшегося совещания. Там, в частности, сказано, что для членов саморегулируемых организаций, для которых система саморегулирования является обязательной, нужно установить обязательное получение допуска на работы, связанные с исполнением функций генподрядчика и проектировщика при заключении договоров на государственные подряды, муниципальные подряды и т д.

Поясню. На сегодняшний момент основной заказчик в нашей стране, который осуществляет 85% заказов, — это государство. Соответственно, все, кто захочет работать на государство, должны будут подтвердить квалификационные требования, которые, вероятно, будут повышены. Возможно, будет прописана более серьезная ответственность. Поэтому формально 85% организаций как работали с госзаказом, так и будут с ним работать.0

Вопрос в том, что будет заложено в требованиях к этим организациям и ответственности за неисполнение этих требований, и какие элементы контроля будут даны. Потому что, если все переходит на процедуру жесткого государственного администрирования, значит, нам как СРО недостаточного проверять только документацию организаций, но нужно выезжать и на объекты, а это совершенно другие задачи, возможности и результаты, а главное — другие цели. Это, видимо, и есть наведение порядка на рынке. В принципе, это правильно.

Другое дело, чтобы этот порядок навести, нужно немало нормативов усовершенствовать, изменить и сделать их исполняемыми. Если они будут исполняемые, то это, с одной стороны, приведет к повышению качества и безопасности, а с другой стороны, кто-то перестанет на этом рынке работать.

— Скажите, в сфере импортозамещения, инноваций и вообще развития производства отрасли, какие-то изменения произошли?

— Что касается производства, то я, честно говоря, пока не вижу предложенных механизмов развития. Те деньги, которые предлагаются сейчас в отрасли, абсолютно неудобоваримые для любого производителя, поскольку каждый производитель имеет огромный кассовый разрыв с начала производства и в момент получения денег за произведенные оборудование и материалы. При такой кредитной истории ни один производитель не выживет, не говоря об инновационных технологиях, которые требуют больших вложений.

Это целая система стимулирования, где увязаны в единую политическую систему регулирования строительства заказчик, проектировщик, изыскатель и т.д. Именно для этого необходима стратегия развития строительной отрасли. Я надеюсь, что запланированный на весну Госсовет по строительству позволит либо принять определенные линии этой стратегии, либо заложить их и требовать их исполнения. Президент очень требователен к исполнению указов, а особенно указов, появившихся в процессе публичных обсуждений на Госсовете. Поэтому есть надежда, что ситуация изменится к лучшему.

Напомню, сейчас ряд норм принятых и предлагаемых, в том числе, профильным министерством, тяжелы для исполнения застройщиком, генподрядчиком, да и самим потребителем услуг, а это тянет за собой и остальной клубок проблем для проектировщика, заказчика, инвестора и системы развития строительных материалов. И если этот клубок распутать, система заработает в полную силу.