Антон Мороз об ответственности по госконтрактам специально для «Всё о саморегулировании»

01

Антон Мороз об ответственности по госконтрактам: «Исключать из состава СРО тех членов, которые не исполняют свою обязанность, целесообразно»

После совещания у заместителя председателя Правительства РФ Дмитрия Козака, Министерство строительства вышло с предложением наложить на СРО ответственность за исполнение ее членами работ по госконтрактам. Инициатива в среде саморегулирования вызвала споры. Национальные объединения строителей, проектировщиков и изыскателей также ее восприняли с недоверием. Дискуссионное предложение, а также возможное создание единого компенсационного фонда для исполнителей по госконтрактам прокомментировал нашему порталу Антон Мороз, председатель Совета СРО НП «Балтийское объединение проектировщиков»СРО НП «Балтийское объединение изыскателей», член Совета НОПРИЗ.

– Механизм саморегулирования не закладывает ответственность перед государством по госконтрактам. Но если такая задача ставится государством, ее все равно придется решать. Надо только подобрать механизм, который устроит и государство, и систему СРО. Механизм, который приведет к пониманию, что на фоне ответственности не произойдут случаи злоупотребления. Механизм, дающий возможность влиять на вопросы контрактования всем участникам процесса, включая саморегулируемые организации, на которые и возлагается ответственность. Я вижу этот механизм в виде мониторинга со стороны саморегулируемых организаций исполнения их членами госконтрактов, с возможностью приостановки допуска в случае отсутствия информации по исполнению контрактов. Также должно быть предусмотрено обязательное взаимное информирование заказчика и СРО, в которой состоит исполнитель, о составе, сроках и стоимости исполнения госконтракта на всех его этапах.

В действующей системе предложений вам любой юрист начертит схему, как заказчику злоупотребить средствами компенсационного фонда СРО и использовать их не по назначению. Или как за счет компфонда решить проблему с отсутствием средств абсолютно легально, на основании заключения контракта с организацией, которая не в состоянии исполнить контракт на законном основании по 44-ФЗ. То есть, просто сказать «давайте отвечать по обязательствам сроков и цен» – нельзя.

Позиция правительства – СРО нельзя допускать к контролю исполнения госконтрактов. Безусловно, причиной тому может быть вероятность коррупционной составляющей. Но никто не запрещает СРО контролировать или мониторить ту сферу, за которую предлагается отвечать. Соответственно, можно рассмотреть вариант механизма мониторинга и отзыва допуска за неинформирование участника госконтракта. Я об этом уже говорил и получил много критики в ответ. Но тут надо понимать, что с государством нужно всегда идти в ногу, особенно в такой ситуации, которая складывается сейчас. Нравится тебе или не нравится – свои интересы нужно уступать в угоду государственным. Другое дело, что уступать надо так, чтобы максимально защитить интересы профессионального сообщества. Поэтому если позиция государства и позиция саморегулирования противопоставлены – контакта никогда не будет, если обе стороны склонны к договоренности – значит, они договорятся. Механизмы договоренности должны предлагать профессионалы. Думаю, что органы государственной власти крайне заинтересованы не создавать конфликтных ситуаций при принятии тех или иных волевых решений, не поддержанных профессиональным сообществом. Мне кажется, государственные деятели, особенно в преддверии выборов, заинтересованы находить компромиссные решения.

Наделение СРО правом осуществлять мониторинг исполнения госконтрактов и исключать из состава СРО тех членов, которые не исполняют свою обязанность, целесообразно. Но процесс должен быть жестко регламентирован и документирован, а саморегулирование должно на практике быть саморегулированием. Если нас не хотят допускать к предквалификации на госконтрактах, это не значит, что мы не имеем право мониторить связанную с их исполнением ситуацию. Надо просто создать инструмент, при котором мы и заказчик будем работать сообща. Если заказчик заинтересован в том, чтобы его объект сдался, был достроен в срок и за разумные деньги – он всегда сообщит нам информацию. Если мы заинтересованы сохранить средства компенсационного фонда и не допустить возможных нарушений в ходе исполнения госконтракта, то мы как саморегулируемая организация, которая понимает потенциал каждого своего члена, можем и обязаны предупредить заказчика о возможности выполнения той или иной фирмой полного объема работ, указанного в госконтракте. Дальше – это уже решение заказчика. Но если мы осознаем, что организация идет на госконтракт, который она не в состоянии завершить, мы должны иметь право, по крайней мере, ей об этом сказать: хорошо, мы готовы коллективно отвечать за тебя на такой-то части этапа исполнения госконтракта, но не на всем процессе в целом. Если предприятие уведомляет, что собирается приступить к этапу, который документарно не подкреплен финансовыми, людскими, техническими возможностями, то мы не должны подставлять остальных членов своей СРО, позволять рисковать всем имеющимся у нее имуществом и заставлять членов потом дополнять компенсационный фонд в рамках неисполнения обязательств.

На итоговом совещании Аппарата Правительства РФ были озвучены абсолютно правильные предложения о необходимости создания единого специализированного компенсационного фонда для исполнения госконтрактов, о чем указано в протоколе совещания у Д.Н. Козака. Создать и описать этот сложный механизм возможно, и мы в состоянии с этим справиться.

По моему мнению, необходимо еще раз подумать над системой страхования  исполнения работ по госконтрактам. Понятно, что это серьезная финансовая нагрузка, но если она просчитана и способствует исполнению государственных контрактов, она имеет право на существование. И, может быть, имеет смысл к ней все-таки вернуться.

Шуняева Диана
Специально для Информационного портала «Всё о саморегулировании» (Всё о СРО)
www.all-sro.ru